Понедельник — день.

Сегодня наш программист 1с пришёл на работу удивительно рано. Обычно, вообще все сотрудники подтягиваются к началу рабочего дня — к 9 часам. А тут он прибежал запыхавшись около восьми утра и сразу же начал в привычной манере стучать пальцами об клавиатуру внедряя в код клиента какие-то демонические буквы.

Может, конечно, буквы и не были демоническими, но мне никогда не хватало терпения разбираться чего там пишут «одинэсники». Я вежливо с ним поздоровался, мало-ли какие у человека заморочки, что он так рано прибыл на место трудовой славы, и продолжил ковырять свои рабочие заковыки. Примерно через пол часа он всё-таки оторвался от клавиатуры и зигзагом уполз в обеденную зону за чаем. Оттуда через пять минут он выполз таким же зигзагом, но взгляд его выражал одновременно крайнюю степень удивления самца кашалота перепутавшего субмарину с самкой своего вида, и обиду на всё человечество в целом, и каждое существо в отдельности, того же кашалота после неудачной попытки любовных игрищ с объектом своих вожделений. Такого взгляда я, пожалуй, раньше никогда не видел.

Немой вопрос в его глазах тут же был оформлен в плач Ярославны с текстом: «А это чего? Ещё пол девятого что-ли? А чего я тут так рано делаю? То-то я смотрю, что в троллейбусе народу мало было!»

У меня просто не нашлось слов, чтобы его утешить. А этот взгляд будет меня преследовать теперь всю жизнь.

Метки , , , , . Закладка постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован.